Под крышей дома своего

Под крышей дома своегоПод крышей дома своего. в Социум 19.03.2015 Комментарии к записи Под крышей дома своего отключены 484 Просмотров. В семье гагауза Степана Табунщика празднование Наурыза стало доброй семейной традицией. Внуки с удовольствием уплетают пышные бауырсаки, а хозяйка дома Анна Федоровна разливает своим кудалар аппетитное наурыз коже. Сорок лет назад двадцатичетырехлетний Степан, спускаясь с трапа самолета в актюбинском аэропорту, и подумать не мог, что этот незнакомый ему город на Белом холме с пронизывающими ветрами и скудной растительностью станет для него второй родиной. — У вас интересная фамилия – Табунщик, — сидя за праздничным дастарханом в доме наших героев, интересуюсь у главы семейства. — Когда-то мой прапрадед был табунщиком. Говорят, что он даже владел конефермой.

Возможно, по роду деятельности его и прозвали так, а потом прозвище стало фамилией. Но это мои предположения, — смеется Степан Дмитриевич. Родом Степан Табунщик, как и его супруга Анна, в девичестве Гашлама, из Молдавии. Родились и выросли оба в селе Копчак Чадыр-Лунгского района Гагаузского автономно-территориального образования на юге Молдавии.

— А как вы оказались в Актобе, так далеко от родного дома? — В 1973 году я вернулся из армии и встретился с одним односельчанином. Он уже два года как работал в Актюбинске в геологоразведке и приехал в гости к родителям. От него впервые я услышал про этот казахстанский город и о возможности заработать здесь немалые деньги.

Недолго думая, собрался и вылетел, — вспоминает собеседник. После года работы бурильщиком Степан Табунщик вновь вернется в родное село, чтобы забрать невесту. Молодые зарегистрируют отношения сразу по приезде в Казахстан и отправятся в село Оймаут Байганинского района, где развернулся рабочий поселок геологов. Хотя поселком его трудно было назвать. Молодоженам пришлось самим строить и благоустраивать землянку для себя. Анна Табунщик делится теми первыми впечатлениями: — По дороге в Оймаут я все время изумлялась, оглядывая широкую степь: а где деревья? У нас село в Молдавии утопало в виноградниках, а тут кругом один песок и перекати-поле. А потом увидела двугорбых верблюдов. Сказать, что я удивились, значит, ничего не сказать. Я была в шоке, чем немало позабавила местных жителей. Потом пришлось привыкать к змеям, скорпионам, фалангам, которые постоянно заползали в нашу землянку в поисках теплого помещения. Но мы не пасовали ни перед чем. Оймаут, Жаркамыс, Кенкияк, Жанажол – семья Табунщик перемещалась вместе с геологоразведочной экспедицией, пока в 80-х окончательно не осела в областном центре. На тот момент в их семье подрастали две дочери: Таня и Зина. Анна устроилась на работу в котельную АО «Трансэнерго», где продолжает трудиться и по сей день. — Степан Дмитриевич, откуда родом гагаузы? Какое государство считается вашим родным домом? — Гагаузы – тюркский православный народ, проживающий на территории современной Молдавии и Одесской области, бывшей Бессарабии. Иногда нас путают с турками, болгарами или румынами. Но это не так. В 1994 году в Молдавии была образована автономия гагаузов. Так мы стали отдельным государством в государстве. У нас есть свой язык, хотя местное население говорит также и на русском, и на молдавском. Гагаузский язык чем-то сродни турецкому, встречаются и схожие с казахскими слова и выражения. К примеру, «Ня берсин сен?» переводится — «Что ты мне дашь?», «отурерум» — «я сижу». «Гел» сродни казахскому «кел» (иди сюда), «каши» — значит, «убегай», «кулак» – это «ухо». Бабушку у нас зовут мали, дедушку — дядо, отец – это тятю, мама — маму, брат и сестра со стороны отца – батю и каку, а со стороны матери — уйчу и лелю. То, что языки наши немного схожи, помогло нам общаться с населением, — замечает рассказчик. — А кто главный в семье? — Естественно, мужчина, а женщина поддерживает его и семейный очаг. В этом отношении я очень благодарен моей жене. Ведь благодаря ее терпению и пониманию семья смогла справиться со всеми невзгодами и трудностями, выпавшими на нашу долю. Моя работа – это сплошные командировки, и Анна практически одна содержала дом, растила дочерей. Теперь вот занимается внуками, — откровенничает Степан Табунщик. — Чем занимаются у себя на родине гагаузы? — Вообще-то мы очень трудолюбивый народ. Муж и я – оба из многодетной семьи. Наши братья и сестры занимаются скотоводством, овцеводством, земледелием и виноделием. Там везде растет виноград. Земля, где обосновались наши предки, оказалась плодородной. Достаточно отделить ветку винограда, закопать ее в землю, и росток примется и зацветет. Не секрет, что вина гагаузов считаются одними из лучших. Вино хранится в дубовых бочках в погребах, — поясняет в разговоре Анна Федоровна. — Видели бы вы их погреба! Ведь это ж огромное помещение с несметным количеством полок, заставленных консервированными овощами, фруктами. А рядом такое же количество бочек с вином, засолками. Я в первый раз, когда увидела такое изобилие, немного обомлела. И все это готовится в расчете на одну семью, — разоткровенничалась одна из дочерей Степана Дмитриевича Татьяна. — Любой народ отличается своими традициями и обычаями. У вас они какие? — Так как мы православные, празднуем Рождество, Пасху, еще провожаем Масленицу. Схожесть с мусульманами в одном – у вас есть Курбан айт, у нас Курбан гюне. Это народный праздник, отмечаемый в конце октября. Считается началом зимы и окончанием скотоводческого сезона. К празднику гагаузы заканчивают все виды работ на приусадебных участках, во дворе наводят порядок, а в погребе к этому времени отстаивается свежее вино. По обычаю на Курбан гюне совершается жертвоприношение животного. Как правило, режут барана с целью обеспечить здоровье и сохранность скота на период зимы. В этот день в родительский дом съезжаются дети и внуки, — рассказал Степан Табунщик. — Я слышала о мамалыге и долме как о национальных блюдах гагаузов. А что еще появляется на праздничном дастархане? — Мамалыга — диетический продукт, сделанный на основе кукурузной муки, смешанной с брынзой. К слову, брынза готовится у нас из овечьего молока. Мамалыга варится до кашеобразного состояния и подается с молоком или кефиром. Одно из наших главных национальных блюд — долма, в составе которого мясо, рис, специи. И все это завернуто в виноградные листья. Также есть плачинта — тесто, а внутри тыква. Каурма – жаркое из баранины. Каурму можно употреблять и как холодную закуску. Тогда это будет уже суук каурма. Обычно блюда национальной кухни приправляются острым соусом. Есть еще кыырма — пирог с творожной начинкой. И, конечно же, домашнее вино, — перечислила Анна Табунщик. По признанию самой хозяйки, в их доме вместе с гагаузскими блюдами наравне подается и традиционный бешбармак, кудалар угощают аппетитным казы, готовятся всеми любимые бауырсаки, жент и многие другие лакомства казахской кухни. — А как же иначе, — удивленно восклицает Анна Федоровна. — Живя в Казахстане, я и сама потихоньку стала казашкой. Моя дочь – келин в казахской семье. Мы придерживаемся всех национальных традиций, любим отмечать народные праздники. Я думаю, что казахская культура стала для нас даже ближе, чем гагаузская. Здесь, в Казахстане, мы живем уже более сорока лет. Он стал нашим домом и второй родиной. Мы пустили прочные корни на этой земле. Здесь живут наши дети, растут внуки, их у нас шестеро. А в Гагаузию мы ездим только в гости, но там нас все равно тянет к себе домой, в Актобе.